Суббота, 25 Мая 2019, 00:11

Новости правительства

Пленарное заседание съезда РСПП

Съезд РСПП проходит в рамках традиционной Недели российского бизнеса (11–15 марта), где формируются предложения по актуальным направлениям взаимодействия бизнеса и государства.

По окончании пленарного заседания Президент встретился с членами бюро правления РСПП.

* * *

Стенографический отчёт о съезде Российского союза промышленников и предпринимателей

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Очень рад всех приветствовать, всех участников, гостей съезда Российского союза промышленников и предпринимателей.

Мы с вами встречаемся на этапе, когда разворачивается работа по реализации национальных проектов, планов инфраструктурного развития. И вновь хотел бы подчеркнуть, говорил об этом уже не один раз, скажу сегодня ещё раз обязательно: бизнес – их непосредственный и важнейший участник, этих проектов. Рассчитываю здесь на наше самое тесное, результативное партнёрство, на то, что цели, которые мы ставим, станут точкой приложения капиталов, кадрового потенциала и деловой активности, делового таланта российских предпринимателей, я практически не сомневаюсь. И рост вашей конкурентоспособности будет означать укрепление и прогресс всей страны, новые рабочие места, повышение качества жизни граждан Российской Федерации.

Предлагаю сегодня сосредоточить особое внимание на тех задачах, которые предстоит решать в текущем году. Обсудим вопросы, которые вас волнуют, ваши инициативы по снятию барьеров и созданию дополнительных реальных стимулов для бизнеса. Мы видим стремление ведущих российских компаний инвестировать в программы развития страны, активно, содержательно участвовать в реализации национальной повестки. Отмечу, что на рабочей встрече под руководством Александра Николаевича Шохина и Антона Германовича Силуанова рассмотрена почти тысяча таких проектных инициатив. На их основе уже подготовлено 250 инвестиционных заявок общим объёмом 12,1 триллиона рублей. Речь идёт о капиталовложениях в общественно важные направления, ключевые для динамичного роста экономики и всей страны, в том числе в сфере промышленности, высоких технологий, транспорта, связи, экологии и туризма. Это действительно масштабные проекты с хорошим синергетическим эффектом, и, естественно, они долгосрочные, с большим горизонтом.

Потому считаю принципиальным обеспечить неизменность правил при их реализации, сформулировать конкретные меры, которые позволят снизить риски инвесторов. Все эти позиции нужно чётко зафиксировать в законе о поощрении и защите капиталовложений. Обращаю также внимание на то, что следует принять дополнительные решения по режиму специального инвестиционного контракта, повысить эффективность этого инструмента, направленного на развитие в России уникальных прорывных технологий. Знаю, что коллеги в Правительстве пока не выработали согласованной позиции по законопроекту о поощрении и защите капиталовложений.

Конечно, понятно, что по ряду положений документ кардинально новый, сложный, требующий тщательного анализа всех деталей. И тем не менее не в ущерб его качеству нужно ускорить работу, завершить её в максимально короткие сроки, обязательно учитывая позицию бизнеса, деловых объединений, в том числе предложения, которые, уверен, и сегодня прозвучат.

Следующая важнейшая тема, о которой подробно говорил в Послании, если вы обратили внимание, – это экология, общая ответственность государства, общества, бизнеса за состояние окружающей среды, экологическое благополучие. С этого года, как вы знаете, начался полноформатный процесс обязательного перехода предприятий на наилучшие доступные технологии, на новые экологические стандарты. Это и минимизация ущерба природе, и оздоровление ситуации в крупнейших индустриальных центрах, и стимул для глубокой модернизации производств.

Хотел бы вновь подчеркнуть: мы должны руководствоваться здесь прежде всего интересами граждан. Уверен, вы хорошо понимаете, что недопустимо бесконечно сдвигать сроки отказа от архаичных технологий, пытаться смягчить, «закруглить» тот или иной экологический законопроект, в том числе хорошо известный – о квотировании выбросов. Если мы допустим такую практику, то это будет означать, что ничего нового, по сути, решаться и вноситься не будет, мы будем топтаться на месте, отставать от других стран и по качеству жизни людей, и, кстати говоря, по эффективности экономики. Поэтому предлагаю сегодня предметно поговорить о сохраняющихся проблемах в этой сфере. Конечно, они есть, мы знаем об этом. Нормативные или иные преграды, которые мешают быстрому, реальному переходу промышленности на наилучшие доступные технологии и строгие природоохранные стандарты, – конечно, мы должны это обсуждать и принимать согласованные решения.

И ещё одна сфера, о которой хотел бы сказать отдельно. С 1 июля должна заработать безопасная для граждан схема финансирования жилищного строительства с использованием так называемых счетов эскроу. То есть деньги граждан будут поступать не застройщику непосредственно, как прежде, а на специальный счёт в банк и списываться с него только в обмен на готовое жильё. Таким образом, строительным компаниям потребуется в гораздо больших объёмах привлекать банковские кредиты, использовать механизмы проектного финансирования.

Мы все понимаем, что это новый для отрасли инструмент, и мы все вместе должны наладить работу так, чтобы не снижать, а последовательно наращивать темпы строительства жилья. Конечно, уже по новым принципам финансирования. Важнейшее значение здесь имеет чёткое, прозрачное взаимодействие банков и компаний, создание стимулов для банков кредитовать стройку. И конечно, должны быть понятными источники для финансирования социальной, инженерной инфраструктуры. И я просил бы представителей строительной отрасли, – мы уже говорили много раз об этом, встречались со многими коллегами на разных уровнях, и у меня тоже проводили соответствующие совещания, – но если остались вопросы, прошу сегодня тоже высказываться по этим и другим актуальным проблемам.

Уважаемые коллеги! Ровно пять лет назад на съезде РСПП деловые объединения и Агентство стратегических инициатив дали старт важному проекту – Национальному рейтингу инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации. Он стал стимулом для управленческих команд в регионах менять свои подходы, оказывать поддержку людям дела, которые готовы вкладывать капиталы в создание рабочих мест, в расширение и обновление своих предприятий.

Важно, что работа по улучшению условий ведения бизнеса продолжается. Знаю, что на полях нынешнего съезда подписано соглашение между ведущими деловыми объединениями и Агентством стратегических инициатив по организации работы специальной информационной платформы, о которой также шла речь, если вы обратили внимание, в Послании. С её помощью у предпринимателя появится дополнительная, надеюсь, возможность сообщить о фактах незаконного давления, о попытках отъёма собственности и так далее. Руководителям правоохранительных органов уже поручено оказывать вам необходимое содействие, включиться в эту работу и использовать зарождающийся механизм для совершенствования своей деятельности.

Рассчитываю, что благодаря такому сотрудничеству будет сделан значимый шаг по улучшению инвестиционного климата, повышению прозрачности деловой среды, чтобы условия для предпринимательских инициатив малого, среднего, крупного бизнеса соответствовали тем масштабным, стратегическим целям, которые стоят перед нашей страной.

Благодарю вас за внимание. Спасибо.

: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хотел прежде всего поблагодарить Вас за традицию участвовать в съездах Российского союза промышленников и предпринимателей. Это, безусловно, придаёт импульс не только нашим дискуссиям, но и дальнейшим шагам по реализации достигнутых договорённостей, которые и на этот раз, мы считаем, у нас имели место, и мы собираемся активно включиться в их реализацию.

Мы съезд проводим традиционно на площадке Недели российского бизнеса. И на протяжении предшествующих трёх дней мы провели более десяти различных форумов – это и налоговый форум, финансовый, социальный, экологический, международный, форум институтов развития, форум по надзорно-контрольной деятельности, по техническому регулированию, по цифровой трансформации. Стала уже традиционной совместная сессия с валдайским дискуссионным клубом. И хотел бы, пользуясь случаем, поблагодарить и членов Правительства, Центральный банк, и Администрацию Президента за то, что были делегированы руководители высокого уровня, вплоть до вице-премьеров, для участия в этих форумах. Сегодня утром мы провели ещё несколько сессий, в которых участвовали ключевые члены Правительства производственного, промышленного, экономического блоков. Так что достигнуты определённые договорённости, и что приятно, что по тем вопросам, где были развилки, сегодня публично, по сути дела, не хочу сказать, что в режиме очной ставки, тем не менее мы поняли, что в ближайшее время наши договорённости будут воплощены в законодательные решения.

Основная тема форума – это реализация национальных проектов. И это не потому, что мы как бы угадали настрой Вашего выступления, а потому, что это действительно так, бизнес заинтересован в реализации национальных проектов, поскольку большая их часть непосредственно затрагивает интересы бизнес-сообщества: это экология, образование, здравоохранение, международные кооперации и экспорт, наука, малое и среднее предпринимательство, производительность труда, комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры. Почти все национальные проекты так или иначе затрагивают интересы бизнеса, с одной стороны, а во-вторых, предполагают вовлечение бизнеса в реализацию этих проектов. И немаловажно то, что рабочая группа, которую Вы упомянули, которая отобрала уже несколько сот инвестиционных заявок, ориентируется как раз на их встраивание в национальные проекты.

Я хотел бы выделить несколько сквозных тем, которые были ключевыми на наших форумах. Во-первых, это цифровая трансформация. Дискуссии и на Цифровом форуме, и на других форумах показали, что цифровая трансформация и цифровые решения позволяют, прежде всего, уйти от многих анахронизмов. Например, в трудовой сфере наконец мы собираемся покончить с бумажными трудовыми книжками, если Михаил Викторович Шмаков не будет возражать, и постепенно внедрим электронный документооборот, в том числе в кадровой сфере, во многих остальных сферах он достаточно эффективно уже работает.

В техническом регулировании необходимо активизировать разработку стандартов для Индустрии 4.0 и сократить существенным образом сроки разработки стандартов. Сейчас это 16 месяцев. Жизнь настолько динамична, что 16 месяцев на разработку стандарта и техрегламента – это значит отстать, заведомо отстать в начале пути.

В контрольно-надзорной деятельности, безусловно, стоит задача сократить традиционную контрольно-надзорную деятельность, в том числе перейти на механизм онлайн-контроля, без живого соприкосновения с контролёрами. И, безусловно, тут важны переход на риск-ориентированный подход и реализация принципов регуляторной гильотины, о чём Вы говорили в Послании.

Не могу не сказать о подписанном сегодня соглашении по разработке цифровой платформы для работы с обращениями предпринимателей. Мы тоже считаем, что переход в этом вопросе на цифровые технологии, блокчейн-технологии позволяет, условно говоря, сделать достаточно прозрачным процесс и жалоб предпринимателей, и самое главное – принятия решений по этим жалобам и отсеиванию обоснованных от иных, которые вряд ли являются проявлением действительно объективных проблем. И самое главное, что это повысит защищённость предпринимателей в защите прав собственности, не допуская её отъёма, необоснованных форм привлечения Уголовного кодекса и уголовно-процессуальных норм к решению хозяйственных вопросов, о чём мы в последнее время достаточно много говорим.

Вторая тема, ключевая, сквозная тема – это повышение предсказуемости и прогнозируемости. Во многих сферах эта тема волнует бизнес, прежде всего в фискальной сфере. И, безусловно, одна из тем – движимое имущество. Вроде бы добились того, что движимое имущество выведено как объект налогообложения из Налогового кодекса, но в то же время появилась новая тема – как определять движимое имущество, как его отделять от недвижимого. И тут мы хотели, чтобы в Гражданском кодексе были чёткие формулировки, которые толковались бы одинаково бизнесом, регионами, налоговыми службами и так далее, иначе будет вот это произвольное толкование. Кстати, это касается и так называемых неналоговых платежей. Год назад мы начали работу по упорядочению неналоговых платежей, договорились о том, что попытаемся их инкорпорировать в Налоговый кодекс, но первая попытка, на наш взгляд, не увенчалась успехом. Те шесть неналоговых платежей, которые Минфин предложил инкорпорировать в Налоговый кодекс, на наш взгляд, не позволяют говорить об эффективности этой меры: ответственность увеличивается – и уголовная, и возможность блокировки счетов и так далее, что вытекает из Налогового кодекса.

В то же время мы считаем, что многие проблемы остались за бортом, в том числе и возможность обнуления этих платежей за счёт реальных инвестиций компаний в улучшение экологии, в собственные затраты инвестиций на утилизацию. Поэтому здесь мы обратились в четыре бизнес-объединения с просьбой не торопиться в этом вопросе, а заняться, например, инкорпорированием в Налоговый кодекс тех неналоговых платежей, которые соответствуют понятию государственная пошлина.

С учётом того, что у нас всё-таки ограниченное время, мы предлагаем сконцентрироваться на тех темах, на которых, Вы, Владимир Владимирович, остановились в своём выступлении. Первая из них – это инструменты поддержки инвестиционной деятельности компании, и мы считаем, что, безусловно, очень важно сделать все эти инструменты бизнес-ориентированными. Сейчас мешают иногда сложные процедуры, избыточная отчётность, завышенные требования к проектам, что резко снижает востребованность и мер поддержки, и возможности институтов развития и так далее. При этом мы говорим и о платформенных решениях здесь, и, в частности, поэтому рассчитываем на достаточно быстрое принятие закона об инвестиционной деятельности, защите и поощрении инвестиций, и специальные, специализированные инструменты, такие как обновлённое законодательство о специнвестконтрактах, корпоративные программы повышения конкурентоспособности и так далее. Важно, чтобы эти меры были системно выстроены, не конкурировали друг с другом. И об этом сегодня мы специально говорили на утренней сессии с участием членов Правительства.

Я хотел бы, чтобы начал эту тему Захар Давидович Смушкин, который активно участвовал в дискуссиях с Правительством, в подготовке соответствующих законопроектов. И дальше мы продолжим обсуждение тех тем, которые Вы, Владимир Владимирович, обозначили в своём выступлении.

Спасибо.

З.Смушкин: Уважаемый Владимир Владимирович! Александр Николаевич! Уважаемые коллеги!

Действительно, на сегодняшний день у нас репродуцировано порядка 15 различных соглашений, которые сопровождают инвестиционную деятельность. Они построены по самым разным принципам: по географическому, отраслевому, по способу поддержки экспорта, и, наверное, ещё могут быть какие-то варианты. В общем, их количество, на наш взгляд, достигает критического значения, потому что такая дисперсия просто вводит инвестора в определённую прострацию. Поэтому инициатива Минфина по новому, уже многократно обсуждавшемуся проекту, который называется длинно: «О защите и поощрении капиталовложений в развитие инвестиционной деятельности в Российской Федерации» (сокращённо СЗПК), – на наш взгляд, прямо скажу в начале своего выступления, это очень позитивная инициатива, потому что в ней есть три каких-то основных, мне кажется, базовых условия.

Первое – наконец во главу угла поставлен размер инвестиций. В частности, законом предлагается 5 миллиардов, из которых 1 миллиард собственных средств. Естественно, эта сумма может меняться, но главное, что здесь определяется то, что любой инвестор, который аккумулирует средства, может являться стороной такого соглашения.

Второе – внутри этого же пункта надо сказать, что наконец-то второй стороной соглашения является публичное её лицо так называемое – это, собственно, Правительство Российской Федерации. Потому что для крупных инвестиционных проектов иногда региональные или даже отраслевые привязки недостаточны и будут являться малоэффективными.

Второе базовое условие этого законопроекта – что инвестор получает фиксирование тех регуляторных функций или оснований, по которым реализуется проект на достаточно долгий ряд лет. В частности, закон предлагает приблизительно 18 лет максимально стабилизацию вот таких условий. И также предусматривает ещё и специальное регулирование в особых случаях, что тоже, естественно, крайне важно, потому что это делает, самое главное, базовые условия предсказуемости, о которых уже много сказано, здесь не буду останавливаться. Это такие два основополагающих момента, которые, безусловно, вызывают только позитивные эмоции, которые в нашем случае поддержаны полностью.

И последнее – это налоговый вычет. Предусматривается, что любые пять лет из десяти лет существования проекта инвестор может получить налоговый вычет, то есть обнуление налогов, что, в общем, является достаточно такой распространённой мерой, которая позитивна в любой международной практике – здесь тоже нет никаких замечаний, мы, естественно, это поддержим.

Одновременно с этим, рассмотрев, и многократно уже рассматривая этот законопроект в РСПП, мы хотели бы внести, пользуясь случаем, несколько замечаний и предложений.

Первое, что очень важно для больших гринфилд-проектов, потому что они являются такими особо рисковыми с инвестиционной точки зрения, кстати говоря, одновременно и в основном инвестиционно привлекательными. Очень важным моментом, который их превращает в рискованные, и является создание инфраструктуры общего пользования, имеется в виду инженерная и социальная инфраструктура. Сегодня по Градостроительному кодексу при переводе соответствующей территории в соответствующую функциональность, в данном случае, допустим, промпредприятий, естественно, обязанность по созданию этой инфраструктуры лежит на муниципальном или региональном органе. Но в силу разных причин, прежде всего публичных причин (отсутствие средств и так далее), это не происходит, и эти обязанности переходят на инвестора. Естественно, что это осложняет ведение проекта и усугубляет, делает его трудно реализуемым, повторяю, особенно в нашем случае, в условиях Сибири, где часто действительно такая инфраструктура отсутствует. Мы считаем, что подобным соглашением, естественно, в рамках тех лимитов бюджетных средств, должно предусматриваться обязательное условие, причём с гарантией федерального Правительства, по реализации вот таких затрат.

Второй момент, касающийся пяти лет. В законе сейчас не точно сказано, когда происходит это изъятие, и делается намёк на то, что через десять лет можно прийти за этим возмещением. Конечно, с финансовой точки зрения, повторяю, терминальная стоимость денег через десять лет близка к нулю. Поэтому, конечно, надо и желательно переделать это на любые пять лет по выбору инвестора. Может произойти это обнуление ставок налогов или же авансированный возврат этих средств, которые расчётным путём можно в модели любого проекта посчитать с последующей компенсацией через уплату налогов. Это крайне важный момент, потому что во всей истории, связанной с налоговыми вычетами, с инфраструктурой, принципиальное значение имеет предшествующая строительству инфраструктура, опережающая, а не постфактум, когда уже проект создан и показывает рентабельность.

Следующим аспектом, который вызывает наиболее на сегодняшний день, скажем, сложные взаимоотношения, является то, что специальный инвестиционный характер предусматривается по следующим основаниям. Минфином будут разработаны специальные методики и расчёты средней отраслевой рентабельности, и в случае, если проект не показывает эту рентабельность, значит, возникают какие-то специальные условия, которые позволят сделать этот проект более инвестиционно привлекательным.

Мы считаем, что перечень таких расчётов, сделанных кем-либо вместо инвестора, нужно минимизировать, а лучше вообще убрать. Только сам инвестор должен решать, будет он инвестировать в этот проект или не будет, и перечень всех специальных, скажем, поощрительных мер, он тоже должен носить публичный характер и впоследствии реализовываться через заявительный характер инвестора. Потому что если мы только позволим любому министерству, при всей важности и профессиональности министерства, заниматься расчётом или сорасчётом инвестиционным, это приведёт как минимум к бюрократизации этого проекта, а может быть, даже к злоупотреблению. Поэтому в этом смысле хотелось бы такую повышенную прозрачность иметь.

Следующим пунктом наших предложений является то, что для реализации крупных проектов мы предлагаем те властно-распорядительные полномочия, которые переданы регионам Федерации, забрать обратно в интересах подписания этого соглашения. Я приведу пример. В частности, строительство крупных ЦБК, оно предусматривает межрегиональный характер. Например, два-три региона одновременно участвуют в проекте: Красноярский край, Иркутская область и так далее. Заключить договор аренды по лесу не представляется возможным, потому что сразу начинается торг, один регион, другой и так далее, в то время как лес является федеральным ресурсом, и управление этим ресурсом временно передано региону. Для крупных проектов, которые отвечают критериям вот этого соглашения, такие полномочия, естественно, необходимо изъять, подписать это на федеральном уровне и довести или обязать реализовать регионами. Проект такого соглашения нами подготовлен и направлен в Минприроды.

И последнее – это общий такой подход, заявительный характер при подписании этого соглашения, не согласовательный, а заявительный. Вообще мне кажется, что любые инвестиционные проекты или инвестиционное законодательство должны действовать по заявительному характеру. Как только мы вводим согласование, превращается это всё в лоскутное одеяло, делится и режется на мелкие части, и потом найти концы иногда трудно.

Для любого инвестора должен чётко, публично существовать единый орган, который публикует исчерпывающий характер тех мер поддержки, которые в данном случае или в данном периоде времени объявляются государством, и сам инвестор, заключая такое соглашение, его закрывает и определяет. Вот, пожалуй, по основным вопросам это всё, что касается этого соглашения.

Ещё раз подчеркну, нам кажется, что это соглашение крайне важное, оно является, действительно, как сегодня в первой части нашего съезда в выступлениях Антона Германовича было сказано, такой платформой. Мне кажется, оно действительно имеет всеобъемлющий, интегральный характер. Просьба, пользуясь Вашим присутствием, дать соответствующие поручения Правительству, с тем чтобы мы как можно быстрее его доработали, согласовали и в весеннюю сессию внесли в Государственную Думу для принятия.

В.Путин: Спасибо.

Буквально два слова, комментария. Александр Николаевич меня просил быть посдержаннее в комментариях, я так и буду делать.

Первое – это Налоговый кодекс и экологические платежи. Мы с вами много говорили о том, что бизнесу на самом деле всё равно, по каким каналам он платит, важно, что платит, и эти неналоговые платежи становятся неподъёмными. Нам нужно иметь общую картину фискальной нагрузки, поэтому Минфин и сделал это предложение – внести эти экологические платежи, упаковать их в Налоговый кодекс.

Понимаю, что есть определённые последствия, и прошу Антона Германовича с этим не спешить, тем более что пока это не законопроект, а просто одна из идей Минфина, ничего здесь пока не сформулировано окончательно. Но вместе с вами Минфин, Правительство в целом подумает, как по этому направлению работать. Это первое.

Что касается того, о чём только что говорил коллега, у нас два основных, я сказал сейчас в своём выступлении, там много всяких идей, но два основных документа готовятся: это совершенствование СПИКов (инвестиционных контрактов) и новый закон о поддержке инвестиций, поддержке инвестиционной деятельности. Первый практически проработан. Здесь нужно просто с этим ознакомиться получше, посмотреть, что предлагается. Это не значит, что нет возможности совершенствовать эти подходы. Тем не менее критерии там предложены дополнительно.

На что хотел бы обратить внимание коллег в этой связи. Правительство считает, и я с этим согласен, что вот эти особые формы, предусмотренные СПИКами, должны быть нацелены на решение основных задач развития. То есть мы будем применять в основном к тем проектам, которые считаем важнейшими для развития экономики и перехода её на инновационные рельсы. Вот на этом и будет сосредоточено основное внимание.

Ну а что касается второго сюжета – закона о поддержке инвестиций, то он, к сожалению (я уже сказал об этом в своём выступлении), пока проходит межведомственное согласование как раз между Минфином, я думаю, Минэкономразвития, Министерством промышленности. Естественно, у отраслевых министерств свои представления, Минфин ведёт себя более аккуратно. Я прошу коллег как можно быстрее, и, кстати говоря, я согласен с Захаром Давидовичем, надо обязательно коллег выслушать в том, как они представляют себе возможность реализации этих идей, и по возможности учесть. Не знаю, насколько можно учесть заявительный принцип. Захар прав, инвестор же в конце концов определяет, будет он инвестировать или нет. Поэтому вот этот тонкий механизм нужно, безусловно, наладить в рамках подготовки закона. И прошу вас не затягивать.

А.Шохин: Спасибо.

Владимир Владимирович, на самом деле у нас понимание есть общее с Правительством, и при нашем участии и ведомства начинают договариваться друг с другом. Поэтому мы рассчитываем, что буквально в течение если не дней, то недель согласование окончательное будет. И нам хотелось бы, чтобы законодательная база поддержки инвестиций при тех ограничениях или тех особенностях, о которых Вы сказали, в частности, чтобы она была готова в рамках весенней сессии. Это не только внести в рамках весенней сессии в Думу, но желательно и принять. Я рассчитываю, что здесь Правительство будет работать плотно и с Государственной Думой, и мы найдём точки пересечения.

В.Путин: У нас ведь общая задача – увеличить инвестиции на 6–7 процентов. Это непростая задача, и, разумеется, мы должны наладить и предложить такие инструменты и механизмы, которые бы побуждали бизнес к этой работе. Поэтому по максимуму мы постараемся учесть ваши предложения.

А.Шохин: Спасибо.

Владимир Владимирович, Вы специально остановились в своём выступлении на жилищном строительстве и обратили внимание на сложную ситуацию, связанную с переходом от одного метода финансирования к другому, от финансирования за счёт так называемых дольщиков к банковскому финансированию, эскроу-счетам и так далее. Здесь действительно возникает целый ряд вот этих проблем переходного периода. Леонид Александрович Казинец уже не одну аудиторию использует для того, чтобы достучаться, докричаться и так далее. Вот мы ему даём, не хочу сказать, последнюю возможность, но одну из.

В.Путин: Нет, мы с ним встречались регулярно. Он не кричал, не стучал.

А.Шохин: Я в переносном смысле.

В.Путин: Мы достаточно, по-моему, корректно обсуждали все проблемы, которые он поднимал в ходе наших дискуссий.

Л.Казинец: Владимир Владимирович, спасибо большое.

Спасибо за Ваше внимание к отрасли, спасибо за президиум Госсовета в Казани, спасибо за то, что Вы в своём обращении к Федеральному Собранию уделили нам внимание.

Я ещё раз всё-таки обращаюсь, на это у нас есть основания, как Вы правильно сказали, те проекты, которые дают максимальный экономический эффект, строительство, особенно жилищное строительство – самый эффективный механизм развития экономики. У нас мультипликатор – 17. Когда мы инвестируем один рубль в жилищное строительство, то дальше мы покупаем цемент, бетон, металл, транспорт, топливо, пластик, бумагу, электронное оборудование, мебель. Все предприниматели РСПП – это производители для жилищного строительства. Нет ни одной отрасли в стране, которая не являлась бы в какой-то степени зависимой от объёма жилищного строительства. Более того, этот рубль в течение 2–3 лет оборачивается в экономике и возвращается в виде налогов, тот же самый рубль. То есть рубль, инвестированный в жилищное строительство, возвращается в виде одного рубля налогов в течение этого периода. Это очень эффективный механизм поддержки экономики.

И второе – социальный фактор, квартирный вопрос. Социальные исследования показывают, что люди, имеющие своё комфортное жильё, в своём поведении принципиально отличаются от людей, которые не имеют. Это стратегичность, ориентированность на карьеру, на заработки, на обучение и низкий уровень правонарушений. То есть принципиально человек, у которого есть своя квартира, себя по-другому ведёт. Это очень важные вещи. Поэтому спасибо Вам большое за это внимание.

Мы по результатам президиума Госсовета, Вашего Послания с Министром, с Владимиром Владимировичем Якушевым, проводили большую конференцию, спасибо, с Министерством мы работаем очень плотно, и с Вашей Администрацией по этому вопросу. У нас было 250 делегатов от всех застройщиков страны очно и более тысячи – в виде трансляции, целый день обсуждали, были сотни вопросов, на многие были найдены ответы, многие вопросы были сняты. Тем не менее по результатам этого мероприятия два вопроса хотел бы Вам представить.

Первый вопрос – это соотношение банк – заёмщик. Если в других отраслях можно развивать бизнес, не имея банковского кредита, но теоретически можно построить что-то, завод как-то запустить, то мы здесь в силу закона обязаны получать проектное финансирование просто потому, что продавать по-другому мы не можем, а строить три года жилой квартал, а потом три года готовый продавать – это за горизонтом планирования. То есть все застройщики должны получить проектное финансирование.

Спасибо большое Эльвире Сахипзадовне, она много времени этому уделяет. Было отдельное мероприятие с крупнейшими застройщиками, 70 банков определено, но регулятор может банкам дать возможности, но заставить их выдавать нам кредиты, наверное, даже Эльвира Сахипзадовна не может. И банки поделились сегодня на две категории: есть банки, которые не гоняются, но очень открыты к застройщикам, в первую очередь это Сбербанк и «Дом.рф». «Дом.рф» – профильный банк, он сделал очень хорошую систему электронного рассмотрения заявок, документы вносятся, очень быстро принимаются решения, и они ориентированы на то, чтобы максимальное количество застройщиков сегодня пришло, получило проектное финансирование и получило счета эскроу. При этом есть другие банки, даже уважаемые, государственные банки, я с четырьмя разными проектами заходил и по четырём проектам получил очень расплывчатый ответ, перекредитовал их потом в Сбербанке, в Газпромбанке. Но вот не рвутся банки кредитовать застройщиков, и заставить их, наверное, не очень просто.

Моя просьба: Сбербанк – сами, молодцы, разберутся, а вот «Дом.рф» требует докапитализации, и это именно тот рубль, который докапитализированный в «Дом.рф» вернётся в отрасль через проектное финансирование и с мультипликатором 17 сработает и вернёт налоги. Просьба о том, чтобы все те проекты, которые «Дом.рф» сегодня рассматривает, были обеспечены финансированием. Это важная вещь.

И второе. Просьба к Эльвире Сахипзадовне, может быть, как-то всё-таки банки ещё раз, ну не знаю, уговорить, попросить, стимулировать, чтобы они рассмотрение проектного финансирования делали более заинтересованно, ну и, простите, может быть, ещё более смело. Потому что они, конечно, очень консервативны. Это первый вопрос – о просьбе помощи и докапитализации «Дом.рф» и стимулировании банков.

И второй вопрос – социальная, инженерная инфраструктура. В послании к Федеральному Собранию Вы уделили этому внимание – о налогах и о более лёгкой процедуре передачи построенной социальной инфраструктуры, территории муниципалитетам. Но базово сегодня строить социальную инфраструктуру: школы, детские сады… Когда мы приходим в банки, они говорят: «А что вы делаете, ребята? Вот мы понимаем объект залога квартиры, мы вам финансируем, вы построили, продали, всё сходится. А детский сад – мы как? Это что за объект инвестиций?» И в этом смысле, конечно, есть эффективные субъекты, у которых есть деньги, которые как-то взаимодействуют. А есть субъекты, которые говорят: «У нас денег нет, и мы не можем вам разрешить построить 250 тысяч без детского садика и школы. А если вы не хотите строить детский сад и школу, у нас денег тоже нет, поэтому не стройте». Всё, точка.

Поэтому просьба. Из эффективных механизмов, с Министерством строительства мы плотно работаем, у них есть фонд социально-инженерной инфраструктуры, там 20 миллиардов, они поддерживают большие приоритетные проекты. Увеличение этого фонда и, может быть, расширение его полномочий, я сам сейчас занимаюсь – программы инвестиций – 300 тысяч в Московской области, потому что там перекладка ЛЭП стоит столько, сколько у меня половина проекта. Я разговаривал с губернатором, он обещал помочь, если он примет такое решение, мы сделаем огромный проект (там и ТПУ, и гостиница, и рабочие места), а если субъект не даст эти полтора миллиарда, не будет инвестиций 14 миллиардов, мы просто откажется от проекта. Это очень реальные вещи, к сожалению. Просьба – тем или иным способом докапитализировать фонд социально-инженерной инфраструктуры и, может быть, подумать о возможности Правительству каких-то специальных облигаций, которые будут выпущены, целевым образом пущены на строительство социально-инженерной инфраструктуры, чтобы застройщики финансировали в банки всё-таки строительство жилья, а детские сады, школы и перекладка коммуникаций шли как государственная программа, особенно в тех регионах, которые не имеют сегодня на это бюджета.

Спасибо.

В.Путин: Мы много с коллегой встречались. Несколько раз Вы участвовали, пару или тройку раз, а коллеги-то постоянно из Правительства. Поэтому всё, что сейчас было сказано, звучит не в первый раз. Мы всё так или иначе прорабатывали. Я надеюсь, что люди, которые занимаются работой в этом секторе, видят, что Правительство и Администрация Президента, все мы стараемся откликнуться на ваши озабоченности и наладить работу таким образом, чтобы сбоев не было.

Все мы любим Крылова, помните: кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку. Я хочу тоже вас поблагодарить за то, что вы делали до сих пор. Мы достигли достаточно больших результатов, вы достигли больших результатов в строительстве. Сколько у нас? Максимум было 85 миллионов квадратных метров. Это абсолютный рекорд, в советское время столько не строили, по-моему. Поэтому это, конечно, наш общий, но прежде всего ваш результат.

Но я уже много раз говорил, а вы это прекрасно понимаете, мы не можем делать это за счёт граждан, а получается, что эти обманутые дольщики – это кто такие? Это те, за счёт кого строилась и отчасти социальная инфраструктура, и дома вводились, потому что деньги от них получали, а им ничего в конечном счёте не давали. Но мы не можем больше дальше продолжать такую практику. Люди законно спрашивают: а государство куда смотрит? Поэтому мы вместе с вами должны выработать такую систему, когда мы оградим людей от неблагоприятного развития событий, я сейчас не говорю про криминальную составляющую, бог с ней, это должны правоохранители заниматься, я говорю про чисто экономическую составляющую, а она сложна (экономическая жизнь) и многообразна, и поэтому всё трудно учесть. Иногда, действительно, даже добросовестные застройщики попадают в трудную ситуацию. Но граждане не должны страдать. Да, эти риски теперь в значительной степени предложено переложить на банки, и, конечно, банки не возрадовались этому. Но нужно настроить их таким образом, чтобы они были заинтересованы в этой работе. Практика должна быть наработана, время должно пройти. Конечно, нужно стремиться к тому, чтобы с самого начала, с первых шагов запущенные механизмы были эффективными и работающими.

Банк России провёл уже определённую работу, внёс изменения в инструкции уже для банков, наверное, вы тоже об этом знаете. Сейчас Эльвира Сахипзадовна докладывала мне (была недавно), у них проводится работа с регионами, и в регионах проводят они постоянно совещания с банками. То есть банковская система настраивается и будет настраиваться на эту работу.

Что касается социальной инфраструктуры, инженерной, то, безусловно, это одна из важнейших составляющих. И часто, как Вы привели сейчас пример с ЛЭП в Московской области, она дорогостоящая, эта работа. Мы прекрасно это понимаем. Где взять ресурсы?

Я напомню только, что по Жилищному кодексу у нас обязанности определённые на застройщике лежат по социальной и инженерной инфраструктуре только в том случае, если осуществляются крупные, комплексные проекты застройки. Всё остальное, конечно, должно решаться государством, муниципалитетами или регионами. Естественно, это задача Правительства продумать развитие отрасли таким образом, чтобы это не было ограничением. Конечно, нужно работать и над ипотекой, нужно людям помочь, чтобы они могли эффективнее работать с ипотечными кредитами. У нас тоже, нам с вами хорошо известно, к сожалению, чуть-чуть ипотека подросла: была 9,5 (9,56, по-моему), сейчас 10,5–11 процентов в среднем. Разумеется, нужно идти туда, вниз, возвращаться, тем более что, как Минэкономразвития считает (если я ошибаюсь, коллега меня поправит), негативный эффект от поднятия НДС, слава богу, считается исчерпанным. Поэтому вся эта макроэкономика должна влиять и на банковские ставки в конечном итоге, на инфляцию, на банковские ставки в положительном плане. Нам нужно вернуться, безусловно, к ипотеке 8 процентов, а к 2024 году – 7,8–7,9, то есть ниже восьми мы должны выйти. Думаю, что совместными усилиями мы это сделаем.

Ну и, конечно, один из конкретных вопросов, который Вы сейчас поставили, – докапитализация банка «Дом.рф». Надо подумать, и я прошу Минфин, конечно, вместе с коллегами посмотреть. Я согласен с выступавшим только что коллегой, нам нужны действенные механизмы, которые бы реально работали. Это правда. Хотя «Дом.рф» тоже провёл необходимую работу со своей стороны и принял необходимые на первом этапе решения. А вот что касается докапитализации банка – да, нам, наверное, это нужно сделать, надо подумать, в каком объёме.

Антон Германович, посмотрите, пожалуйста. Вы как-то обсуждали с коллегами этот вопрос?

: Да, действительно, мы этот вопрос обсуждали. Заявка «Дом.рф» была на 40 миллиардов рублей. Мы, в принципе, в целом согласны. Вопрос по времени. Частично в этом году, частично в следующем. <…>

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

И единственное, с чем я поспорю, я думаю, что здесь очень многие со мной согласятся. Конечно, коллега защищает свою отрасль, отстаивает её интересы, но вряд ли можно построить завод без всякого банковского кредитования. Ну, какую-нибудь керосинку, конечно, можно построить, но это не то, что нам нужно.

Ну и льготы. Льготы тоже есть определённые уже, может быть, их маловато пока, но надо над этим работать. Вы знаете о льготах по налогу на прибыль при жилищном строительстве. И при передаче объектов вот этой инфраструктуры, о которой Вы сказали, раньше и сейчас, до сих пор ещё НДС платят, но решение принято о том, что НДС при передаче объектов платиться больше не будет.

Спасибо.

А.Шохин: Владимир Владимирович, глядя на аудиторию, Вы сказали, дали понять, что это основные инвесторы, но иногда их, к сожалению, воспринимают как и основных загрязнителей окружающей среды, атмосферного воздуха, воды и так далее. Но хотелось бы подчеркнуть, что основная дискуссия у нас идёт не по поводу того, платить – не платить за вредное воздействие на окружающую среду, экологический сбор, а как больше инвестировать реально в модернизацию, которая даёт наилучшие доступные технологии в том числе, и как обеспечить чистоту воздуха, воды за счёт тех же очистных, а это серьёзные инвестиции, поэтому мы здесь за такой рациональный, сбалансированный подход.

Я в этой связи хотел Игорю Евгеньевичу Нечаеву дать слово, генеральному директору компании «ЕвроХим».

И.Нечаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Александр Николаевич! Уважаемые коллеги!

Я представляю комитет РСПП по экологии и природопользованию, в состав которого входят представители крупного бизнеса и экспертное сообщество в области экологии.

Как мы все знаем, в рамках национального проекта «Экология», который утверждён в конце прошлого года, общий объём финансирования предусматривает около 4 триллионов рублей, и львиная доля финансирования – это как раз 2,4 триллиона рублей – финансирование внедрения наилучших, доступных технологий. Причём это не бюджетное финансирование, это финансирование частного бизнеса, инвестиционных компаний, то есть это финансирование не бюджетное, из разных внебюджетных источников. Что это значит? Это значит, что эти средства, колоссальные средства, будут направлены на модернизацию производства и снижение негативного воздействия на окружающую среду.

Как многие здесь знают, базовый закон по НДТ был подписан пять лет назад. Правительством была проделана длительная и огромная работа по тому, чтобы принять нормативку под внедрение этого механизма: это и механизм внедрения наилучших доступных технологий, и вопрос, связанный с получением комплексных экологических разрешений, и вопрос, связанный с автоматическими или с автоматизированными приборами учёта, с автоматическим учётом выбросов, сбросов.

Скажем так, работа это была долгая, но сегодня можно констатировать, что эта работа сделана, финализирована, и сегодня есть полная нормативная база для того, чтобы наши предприятия (а вы знаете, что на первом этапе первые 300 предприятий включаются в эту работу) могли перейти на наилучшие доступные технологии и, соответственно, получать комплексные экологические разрешения и работать.

Я, конечно, хотел рассказать и про экологический налог, который в принципе тут ни при чём, он никакого воздействия на окружающую среду не представляет, но Владимир Владимирович меня опередил. Поэтому я хочу поблагодарить за Вашу точку зрения.

Мне бы хотелось всё-таки озвучить точку зрения бюро правления РСПП, как мы предлагаем относиться к этим платежам или к плате за негативное воздействие на окружающую среду.

Мы предлагаем двигаться последовательно, то есть завершить первый этап перехода на наилучшие доступные технологии, как и запланировано, выдать к 2025 году всем предприятиям, которые входят в первый этап, комплексные экологические разрешения, разработки реализовать, все необходимые технические проекты, увидеть результаты всего, что мы сделали. Естественно, увидеть результаты изменения нормативной базы и только после этого вернуться к этому вопросу. Если это возможно, то нас это бы устроило, если невозможно, то хотим знать Ваше мнение.

Следующий вопрос, который мы видим, может тормозить внедрение наилучших и доступных технологий. Это вопрос, связанный со старой нормативной базой, которая досталась нам с советских времён и которая на сегодняшний момент ещё не отменена. То есть мы говорим о том, что мы внедряем наилучшие, доступные технологии, мы внедряем новые нормативы, новые комплексные экологические разрешения, в которых указаны эти нормативы. И как бы не получилось, чтобы старая нормативная база попала именно в эти новые разрешения, в новую нормативку. Вы, наверное, все слышали и знаете, там нормативы ПДК рыбхоза, которым должны соответствовать стоки наших промышленных предприятий, которые там в несколько раз жёстче, чем требования к питьевой воде.

Ну и очень много других примеров, которые есть у нас на площадке РСПП, которые нам известны, наверняка они известны и Правительству. Я просто предлагаю, и я за то, чтобы мы как-то в кратчайший срок собрались и попробовали обсудить, что нужно отменить в первую очередь, что нужно отменить последовательно за введением новых требований или новых нормативов. И эту работу произвели как можно скорее, для того чтобы наши предприятия не тормозились с внедрением наилучших, доступных технологий, мы дали возможность набрать тот темп, который мы сейчас набрали, быстро решив вопрос с нормативкой. Понятно, что будут там ещё шероховатости, будут проблемы, связанные с переходом на НДТ, с этими разрешениями. Нормативку нужно будет дорабатывать. Для этого у нас с Минприроды создана совместная экспертная рабочая группа, которая готова быстро реагировать на все потребности прямо по конкретным ситуациям. Но ключевая вещь – нужно старую нормативку убрать, чтобы она нас не тормозила и не мешала.

Наверное, это всё, что я хотел сказать. Я бы ещё раз хотел поблагодарить Правительство за то, что буквально днями были приняты все акты Правительства и Минприроды, связанные с переходом на НДТ и связанные с тем, что я сказал.

А.Шохин: Игорь Евгеньевич, Вы думаете, это к съезду они всё это ускорили?

И.Нечаев: Наверное, я не знаю. Я хочу поблагодарить, потому что это действительно была очень тяжёлая и кропотливая работа, и на самом деле тот, кто в ней участвовал, понимает, чего всё это стоило, в тот короткий срок, который у нас был, буквально пять месяцев. Пять месяцев назад нормативка была «сырая», она была не готова. За пять месяцев мы сделали работу, которая сегодня позволяет двигаться дальше.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Насколько мне известно, там три решения ещё должны быть приняты Правительством и около шести – Минприроды. Поэтому нормативная база ещё полностью не сформирована. Хотя Вы правы, спасибо Вам за похвалу в наш адрес, основные решения действительно приняты, базовые решения. Нужно ещё кое-что доработать. Уверен, что это будет сделано.

Теперь, вы знаете, я хотел уточнить. 300 предприятий из первой категории должны внедрять вот эти наилучшие доступные технологии и получить разрешения.

А.Шохин: Комплексные экологические разрешения.

В.Путин: Да, комплексные экологические разрешения до 2022 года. Вы предлагаете перенести это до 2024-го?

И.Нечаев: Нет-нет.

В.Путин: А что? В чём Ваши предложения?

А.Шохин: Владимир Владимирович, там основная проблема заключается в том, что предприятия получают комплексные экологические разрешения, в которых требования к НДТ, которые, в свою очередь, экологическими являются. И в то же время действует два года, ещё как минимум будет действовать старая нормативная база, в связи с тем, что гильотина, как Вы в Послании сказали, должна отрубить всё лишнее к 1 января 2021 года. И эти два года получается, что получающим предприятиям лучше не торопиться, потому что наложение двух требований – старых и этих новых, связанных с НДТ.

В.Путин: Понимаю. Я согласен, тоже попрошу коллег в этом как можно быстрее разобраться, не переносить сроки внедрения этих новых, наиболее доступных технологий.

И.Нечаев: Наилучших.

В.Путин: Наилучших. А наоборот, разобраться с этой устаревшей нормативной базой.

И.Нечаев: Спасибо.

В.Путин: Как договаривались и по другим направлениям, связанным с деятельностью проверяющих различных организаций, нам нужно за два года, уже чуть меньше, чем два года, выйти на совершенно новую нормативную базу.

И.Нечаев: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

А.Шохин: Уважаемые коллеги! Владимиру Владимировичу передают записки из зала, но я хотел бы пресечь этот процесс и поблагодарить Владимира Владимировича за участие в нашем съезде.

В.Путин: Просит удалиться, короче. (Смех.)

А.Шохин: Действительно, Владимир Владимирович, Ваше участие в съезде, во-первых, конечно, лучше всего получать поручения по итогам, но поскольку даже в устном виде уже дали, по сути дела, все необходимые поручения, думаю, что мы найдём способ, не дожидаясь выхода какого-то письменного Вашего решения, с Правительством договориться по всем ключевым вопросам, а может быть, даже и с Центральным банком, что сложнее, конечно, в силу его независимости. Надеюсь, что все, в том числе обсуждённые и принятые решения на Неделе российского бизнеса, на нашем съезде, с Вашим участием прежде всего, Владимир Владимирович, позволят нам активно включиться в реализацию национальных проектов, в реализацию майского указа в целом. Самое главное здесь, конечно, – повысить деловую активность, добиться ключевого показателя, темпов экономического роста не ниже среднемировых, увеличить инвестиции и так далее. Мы на это все нацелены, и думаю, что эффективное взаимодействие бизнеса и власти будет этому способствовать.

Спасибо.

В.Путин: Александр Николаевич, Вы не сильно на меня рассердитесь, если я всё-таки посмотрю записки? Не много займёт времени. Записка тем более одна.

А.Шохин: Я хотел профильтровать процесс, но не удалось. (Смех.)

В.Путин: Здесь конкретная просьба – встретиться с человеком. Я это сделаю, найду время. Вот и всё, собственно говоря.

А.Шохин: Весь зал хотел бы встретиться. (Смех в зале.)

В.Путин: Мы так и делаем с вами, время от времени именно так и поступаем.

Хочу вас поблагодарить за работу в ушедшем году. Уже, собственно, I квартал проходит наступившего. Хочу пожелать вам успехов в этой работе созидательной, очень важной для страны практически по всем направлениям. И очень рассчитываю на то, что это будет совместная, очень позитивная работа, нацеленная на достижение стратегических целей развития России.

Спасибо большое.

А.Шохин: Спасибо.

На этом съезд завершает работу.

Опубликован в разделах: Новости, Выступления и стенограммы


Дата публикации:

Ссылка на материал: kremlin.ru/d/60065

Текстовая версия