Среда, 19 Сентября 2018, 23:21

Title

Встреча Дмитрия Медведева с председателем правления ПАО «Газпром» Алексеем Миллером

Обсуждались итоги работы компании в зимний период на внутреннем и европейском рынках, а также вопросы сотрудничества с НАК «Нафтогаз Украины».

Из стенограммы:

Встреча с председателем правления ПАО «Газпром» Алексеем Миллером

Встреча с председателем правления ПАО «Газпром» Алексеем Миллером

Д.Медведев: Алексей Борисович, давайте начнём с подведения итогов зимнего сезона, потому что, несмотря на сохраняющуюся морозную погоду, в том числе в европейской части нашей страны, календарная зима закончилась и климатическая тоже подходит к своему завершению. Каковы итоги работы как на внутреннем рынке нашей страны, так и по экспорту?

А.Миллер : Зимний период подходит к концу, и можно подводить предварительные итоги.

Без сомнения, на поставки газа нынешней зимой оказал влияние очень холодный февраль и в России, и в Европе. «Газпром» в полном объёме удовлетворил спрос со стороны российских потребителей и потребителей на европейском рынке.

«Газпром» в феврале поставил 30,7 млрд кубометров газа потребителям Российской Федерации. Это максимальный объём за последние пять лет. При этом с начала этого года поставки газа российским потребителям из газотранспортной системы на 5,6% больше, чем в 2017 году.

Февраль, особенно конец февраля, на европейском пространстве выдался очень и очень морозным, и спрос на российский газ рос очень высокими темпами. Суммарно за февраль мы установили исторический рекорд поставок газа на европейский рынок – 17,4 млрд кубометров газа, это на 6,8% больше, чем в историческом по объёму поставок феврале 2017 года.

В течение 10 дней подряд «Газпром» обновлял исторические суточные рекорды поставки на европейский рынок. И 2 марта мы установили мегарекорд – поставили 713,4 млн кубометров газа. Это очень большие объёмы, и эти объёмы поставлены благодаря тому, что компания «Газпром», Россия располагают соответствующими мощностями для поставок газа в таких объёмах для удовлетворения пикового спроса. В годовом исчислении эти мощности составляют 260 млрд кубометров газа – с пониманием того, что в 2017 году, рекордном году, мы поставили на европейский рынок 194,4 млрд кубометров.

Без сомнения, это наша уникальная возможность. Без сомнения, это наше конкурентное преимущество. И эта уникальная возможность удовлетворять такие высокие пиковые потребности на рынке – это также и уникальная возможность для наших европейских потребителей. Нынешней зимой «Газпром» подтвердил, что является надёжным, ответственным поставщиком, который в полном объёме и в срок исполняет свои обязательства.

В подземных хранилищах Европы сегодня газа осталось очень мало – где-то 25%. В некоторых странах этот уровень вообще критический – где-то 10%. И это значит, что в предстоящий период закачки, летом, спрос на российский газ будет также высоким. Конечно, в условиях, когда добыча газа в самом Европейском союзе снижается, когда растёт спрос на российский газ и мы видим, что растёт и пиковый спрос, ещё большую актуальность приобретают новые экспортные газотранспортные проекты поставки российского газа на зарубежные рынки. Это и «Турецкий поток», и «Северный поток – 2».

Д.Медведев: Действительно, такая динамика потребления российского газа показывает, что это весьма востребованный продукт на европейском рынке. Причём объёмы потребления растут, и это, действительно, делает весьма актуальной задачу оптимизации поставок газа на европейский рынок, включая те проекты, о которых Вы сказали. Эти проекты важны.

Но есть и другие факторы, которые так или иначе сказываются на потреблении газа и о которых в последнее время достаточно много говорят. Я имею в виду решения стокгольмского Арбитражного института, арбитражного суда, в отношении вашего спора с украинской компанией. Каковы последствия для «Газпрома»? Какие шаги собирается предпринять или уже предпринял «Газпром», включая судьбу договора? Насколько я знаю, в настоящий момент вами уже практически заявлен иск о расторжении существующего договора с украинским контрагентом.

А.Миллер: Стокгольмский арбитраж принял асимметричное решение, которое нарушило баланс интересов сторон по двум контрактам – контракту на поставку газа на Украину и транзитному контракту. По решению Стокгольмского арбитража «Газпром» должен НАК «Нафтогаз Украины» 2,56 млрд долларов. И сразу НАК «Нафтогаз Украины» сделал заявление о том, что и за предстоящий 2018 год, и за 2019 год, до конца действия контрактов, НАК «Нафтогаз Украины» на основании решения Стокгольмского арбитража взыщет с нас ещё штрафы, и мы будем вынуждены заплатить ещё несколько миллиардов долларов.

Конечно, в таких условиях для нас эти контракты становятся экономически неэффективными, нецелесообразными с экономической точки зрения, и «Газпром» принял решение о начале процедуры расторжения контрактов в судебном порядке через Стокгольмский арбитраж. Мы уже подали апелляцию по контракту на поставку газа на Украину, до конца марта будет подана апелляция по контракту на транзит и инициирована процедура расторжения контрактов в установленном порядке.

Д.Медведев: А какова судьба транзита в Европу? Об этом много разговоров.

А.Миллер: Без сомнения, расторжение контрактов – это процедура не очень быстрая. По-видимому, на это уйдёт плюс-минус полтора-два года. Но для транзита газа в Европу через территорию Украины в настоящее время рисков никаких нет, если, конечно, не будет несанкционированного отбора со стороны НАК «Нафтогаз Украины». Мы, без сомнения, рассчитываем, что в рамках новых разбирательств Стокгольмский арбитраж исправит дисбаланс интересов сторон.

Д.Медведев: Все договоры имеют свойство, как говорят юристы, изменяться, и в конечном счёте они или заканчивают своё действие, или расторгаются в установленном порядке. В данном случае это судебный порядок. Это нормальный правовой путь прекращения договорных отношений. На мой взгляд, крайне важно, чтобы все эти разбирательства происходили в рамках существующего правопорядка, который определили стороны, чтобы этим непосредственно занимались сами спорящие стороны – я имею в виду «Газпром» и украинскую сторону. Это прямо предусмотрено существующими соглашениями. А что касается иных способов влияния на такие отношения, то, на мой взгляд, это абсолютно неправильно, это носит совершенно очевидный политический оттенок – я имею в виду отдельные комментарии, которые допускают должностные лица из Европейского союза и даже, что совсем парадоксально, из Государственного департамента Соединённых Штатов Америки. Ни Европейский союз, ни тем более министерства иностранных дел каких-то иных стран, к двусторонним отношениям между «Газпромом» и его украинским контрагентом отношения не имеют. Эти отношения нужно урегулировать в существующем правовом поле. Не исключая, естественно, все процедуры: и процедуры обжалования, и процедуры расторжения договора в существующих параметрах.

А.Миллер: Без сомнения, в текущих условиях уже украинская сторона должна доказывать экономическую эффективность и целесообразность продолжения транзита газа через территорию Украины, и мы готовы выслушать и рассмотреть такие предложения, если они будут.

Д.Медведев: Естественно, никаких вариантов закрывать не надо. Это вопрос просто выгодности, эффективности контракта, о чём Вы и сказали.

<…>

Документы

События