Среда, 20 Марта 2019, 11:55

Title

Встреча с главой Росфинмониторинга Юрием Чиханчиным

В.Путин: Юрий Анатольевич, у нас начинает в Москве работать комиссия ФАТФ [Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег]. Как Вы предполагаете организовать работу и каких результатов ожидаете?

: Действительно, начинает работать комиссия ФАТФ. Согласно Вашему распоряжению создана большая межведомственная комиссия с представителями министерств и ведомств, Центральным банком. Мы подготовились. Хотел бы о некоторых результатах, которые мы достигли, сказать.

В.Путин: Пожалуйста.

Ю.Чиханчин: Основная работа строится согласно национальной оценке риска, утверждённой Вами по основным направлениям, это кредитно-финансовая сфера: здесь коррупция, незаконный оборот наркотиков, бюджетные средства, терроризм и международные риски.

Что нам удалось за это время сделать? Мы фактически провели подготовку российских экспертов. В общей сложности где

Что ещё нам удалось сделать? Нам за это время, за период проверки – длится с 2015 года и до сегодняшнего дня – мы изменили в законодательстве порядка 140 законов и нормативных актов: ведомственных, подзаконных актов. Это дало нам возможность по существу привести их к тем требованиям, которые стандарты выставляют. Особый интерес представляет для комиссии ФАТФ – это наша работа по бенефициарам, по собственникам: умеет ли страна их находить.

В результате нам удалось поднять показатели очень серьёзно. В частности, те проблемы, которые были с легализацией незаконных доходов и переходом их как раз в доход государства. График это показывает.

Мы увеличили количество организаций, хозяйствующих субъектов, которые попали в нашу зону мониторинга, их на сегодняшний день более двух миллионов.

В.Путин: С 2013 года в шесть раз возрос возврат государству?

Ю.Чиханчин: Да, именно по легализации, это только связано с легализацией. Если на начальном этапе у нас очень плохо это было, были другие предикатные преступления…

Хозяйствующих субъектов количество возросло, которые попали в зону мониторинга. При этом снижается количество их участия в сомнительных операциях, то есть законопослушность хозяйствующих субъектов значительно растёт.

Хотел бы обратить внимание, что было Ваше поручение поработать по фирмам

Растёт законопослушность финансовых организаций, которые участвуют в антиотмывочной системе. Мы на сегодняшний день можем сказать, что порядка 80 процентов финансовых организаций исполняют требования закона очень хорошо. И, соответственно, растёт количество финансовых организаций, которые в рамках закона сообщают [об операциях, подлежащих обязательному контролю].

Только в 2018 году нам удалось закрыть 27 теневых площадок, это совместная работа с ФСБ, МВД, Центральным банком. Общий объём теневых денег порядка 245 миллиардов рублей.

Что хотелось бы сказать по сомнительным операциям? Это один из основных элементов. Здесь мы совместно с Центральным банком работаем, и явно просматривается падение, конечно, их количества.

Хотелось бы сказать, что снизилось и количество транзитных операций, то есть когда фирмы фактически технического характера просто прогоняют через себя. То есть зачистка приводит к конкретным результатам.

В то же время хотелось бы отметить, что теневой оборот наличных всё равно присутствует и остаётся и сегодня из банковского сектора начинает смещаться в другие сектора, в частности в торговый сектор.

Большие, крупные магазины за «наличку» реализуют, а потом начинают её потихонечку продавать не инкассируя. Сейчас мы как раз с Центральным банком, правоохранительными органами работаем в этом направлении.

Это большая проблема, и есть Ваше поручение как раз разобраться с этим. Банковский сектор значительно снизился…

В.Путин: Не банковский сектор снизился, а его использование.

Ю.Чиханчин: Да, использование, прошу прощения. Использование банковского сектора.

Основными потребителями теневого сектора, конечно, остаётся ряд отраслей. В первую очередь это строительный сектор, и у нас остаётся это одним из серьёзных вопросов.

Что хотелось бы отметить во исполнение Вашего поручения по реабилитации клиентов, которым банки отказывают в открытии счёта и проведении операций? Здесь резкое снижение мы всё

Вот здесь есть цифры только этого года, около трёх тысяч поступивших жалоб банки сами [рассмотрели]. В целом те сообщения и заявления, которые поступают в комиссию, созданную специально, где есть представители Центрального банка и Росфинмониторинга, рассматриваются быстро. В этом году поступило всего 70 таких жалоб. Половину рассмотрели в пользу банков, половину в пользу клиентов.

Хотелось бы остановиться на государственных контрактах. Здесь мы продолжаем работать, и охват как раз контрактов суммарно, Вы видите: почти под семь триллионов мы сегодня мониторим. И общее количество – где

Надо сказать, что этот мониторинг, который мы выстроили, банковский мониторинг, даёт возможность снизить, конечно, участие фиктивных организаций. Тоже динамика есть, и очень серьёзная динамика.

В.Путин: «Средства, выводимые в офшоры» – это прибыль или это какие

Ю.Чиханчин: В большей степени это всё

В.Путин: Да, в два раза [по сравнению] с 2016 годом.

Ю.Чиханчин: Хотел бы остановиться на гособоронзаказе. Тоже здесь картинка стала меняться. Во

В.Путин: Почти на четверть, но всё равно ещё много.

Ю.Чиханчин: Работаем, Владимир Владимирович, эта работа идёт, и думаю, то, что мы сегодня переводим в «Промсвязьбанк», уходим из других банков – мы плотно очень работаем с этим банком, с Петром Фрадковым проводим на регулярной основе совещания, – это потихонечку даст возможность вернуть…

Примерно где

Есть там, правда, проблемы определённые, и мы с ними тоже по «Промсвязьбанку» сейчас работаем. Часть клиентов, которые пришли в «Промсвязьбанк», – это клиенты высокого риска. Причём высокого риска по двум направлениям: первое – это контракты, которые они исполняют в рамках гособоронзаказа, там есть риски, и второе – это деятельность неконтрактная, то есть та деятельность, которую мы обсуждали в мае. Здесь мы сейчас сидим, с каждым клиентом разбираемся, пытаемся понять, какие есть пути оздоровления этих предприятий.

В.Путин: Исполнителями гособоронзаказа, вовлечёнными в сомнительные операции, нужно, конечно, заниматься особо.

Ю.Чиханчин: Как раз мы сейчас выделили группу людей, которые работают с комплаенс-контролем «Промсвязьбанка», обучают их, как работать, как выйти на решение этих вопросов.

Если в целом посмотреть по результатам нашей деятельности – я не буду на всех останавливаться, просто хочу сказать, что только в 2018 году нашей службе совместно с правоохранительными органами удалось сохранить средств порядка 90 миллиардов, и возвращено средств порядка 20 миллиардов. Тут просто по разным направлениям.

Хотел бы сказать большое спасибо за то, что Вы поддержали продолжение работы межведомственной рабочей группы по противодействию незаконным финансовым операциям, её возглавил .

Мы много рассматриваем вопросов, которые реально потом воплощаются уже в дела, провели очередное совещание, посвящённое как раз подготовке к визиту миссии ФАТФ.

Хотелось бы несколько слов, если позволите, сказать по ведомствам, как идёт работа у нас во взаимодействии с ведомствами.

В.Путин: Секундочку. «Средства, которые подлежат конфискации по гражданским делам» – тоже здесь немало, я смотрю, больше трёх миллиардов. А судами насколько оперативно принимаются решения?

Ю.Чиханчин: Быстро.

Если посмотреть на конфискацию, у нас два уровня есть. Есть чисто конфискация, когда идёт уголовное действие. Но очень хорошо запущен сейчас механизм так называемого добровольного возмещения.

То есть когда мы выходим и начинаем участвовать, либо в рамках финансового расследования становится известно, либо в рамках уголовного дела, и преступники или не преступники, правонарушители, они возвращают. Сумма возвращённых [средств] даже немножко больше, чем конфискованных в рамках уголовных дел.

Здесь мы активно помогаем как раз найти активы. Самое главное – найти активы, а потом уже конфисковать. Немножко проще с этим вопросом.

Хотел бы несколько вещей тоже сказать. Взаимодействие по Генпрокуратуре. Неплохо сработали, когда теневой сектор пытался подмять под себя нотариусов. Только в этом году порядка двух миллиардов нам удалось [вывести из теневого сектора]. В целом сомнительные операции после этой акции сократились в полтора раза. Сейчас вносим законодательно некие изменения по полномочиям нотариусов и их ответственности.

Со Следственным комитетом неплохо сработали. Два дела назову. Одно по «Промсвязьбанку». Мы работали с 27 странами сразу по поиску активов. Нам удалось найти эти активы, арестовать, и часть даже возвращаем. Порядка семи миллиардов арестовано. И по легализации, что самое важное, мы сумели доказать, что порядка 350 миллионов долларов – это легализация пошла, не просто украли, но и легализовали.

С МВД – по многим направлениям, в первую очередь кредитно-финансовым. Несколько слов хотел бы сказать по наркотикам. Мы сейчас работали почти с десятком стран, вышли на крупную схему, идёт сейчас реализация. Это наркотический кокаин. В общей сложности в международной схеме около тысячи человек участвовало.

Неплохо идёт работа с Налоговой службой и ФТС. То есть идёт и поиск НДС, и начислений, и уже возврата. Суммы эти указаны.

Сработали по топливно

В.Путин: Доначислили эти 13 миллиардов?

Ю.Чиханчин: И уже даже часть взыскали.

С Верховным Судом, я в прошлый раз Вам говорил, и сейчас продолжается работа. Попытка втянуть суды в теневые схемы – в общей сложности нам совместно с ними удалось предотвратить вывод денег в теневой порядок порядка 130 миллиардов.

ФСБ – безусловно, это тоже наши основные партнёры по противодействию терроризму, не говоря об экономических преступлениях, кредитных, финансовых. Мы, конечно, [работаем по противодействию] финансирования терроризма.

Реализованы несколько дел, особенно по ячейкам, которые финансируют игиловскую составляющую, всех, кто туда выезжает. Очень неплохо работает механизм замораживания активов лиц, которые попадают в наше [поле зрения]. Это внесудебное замораживание.

Хотел бы несколько слов сказать по НКО. Продолжает иностранное финансирование поступать сюда, и не всё для благих целей. Где

В.Путин: 80 миллиардов поступило из иностранных источников?

Ю.Чиханчин: Из

Мы плотно работаем с ФСБ по каждому. Есть направления, отрасли, куда наибольшее количество денежных средств выделяется, – это система образования, то есть учебные заведения и прочее. Тут есть картинка по субъектам, показали, какие регионы сегодня наиболее подвержены приходу денежных средств.

Хотелось бы несколько слов сказать о работе по Вашему поручению по декриминализации статьи 282

С 7 января заработала статья по декриминализации. Мы только за этот месяц исключили из списка террористов порядка 60 человек, то есть пересмотрели подходы, и сейчас продолжается работа с Генеральной прокуратурой, силовыми ведомствами.

Хотелось бы немножко сказать о нашей международной работе. Надо сказать, что мы систему замораживания [активов] лиц, которые находятся в нашем списке террористов, сегодня внедрили в 12 странах.

То есть мы обменялись взаимными списками. Где

Ряд наших проектов стали международными проектами. Это противодействие финансированию ИГИЛ. Сегодня 40 стран объединились вокруг нашего проекта на международной площадке.

Типология по отмыванию коррупционных доходов. Там порядка 35 стран.

И тема, которая сегодня очень активно развивается, – это противодействие финансированию распространения оружия массового уничтожения. Мы тоже выступили инициаторами и на площадке ФАТФ активно работаем.

Согласно Вашему поручению мы запустили и работаем над созданием искусственного интеллекта совместно с Академией наук, Министерством образования в сфере противодействия отмыванию денег.

Мы закончили нировские работы и переходим к конструкторским работам. И совместно с нашими техническими индустриальными партнёрами в лице ВТБ, «Газпрома» мы активно работаем. Неплохие результаты.

В.Путин: Тестирование провели уже?

Ю.Чиханчин: Да, некие подходы мы уже сегодня видим. Условно, если в двух словах, хочу сказать, что есть некая модель поведения, допустим, террористов, она уже описана, передана банкам.

И в ходе дальнейшей работы по уголовным делам, финансовым расследованиям машина сама отбирает и уже дополняет по своим признакам. Она уже сама работает и сама постоянно дополняет.

Работает наш сетевой институт. Сегодня уже семь стран подключились. У нас во всех институтах есть свои кафедры, свои институты, единая программа обучения, поэтому здесь работа идёт очень плотно.

<…>

Вернуться к списку новостей

Документы

События